Четверг, 10.19.2017, 11:10 PM
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Мои файлы [6]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 47
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Каталог файлов

    Главная » Файлы » Мои файлы

    Король
    01.09.2011, 6:57 PM
    Ты аккуратно поправляешь очки на переносице. Этот жест всегда немного завораживал. Настоящий аристократ. 

    -Тамаки-кун…
    -Да, мамочка? – Вновь дурачусь, зная, как тебе не нравится, когда я тебя так называю. Но ты терпишь.
    -Не называйте меня так, Тамаки-кун. – как всегда очень официально. Улыбка исчезает с моих губ. Ты серьезен, даже когда мы наедине остаемся. – И вообще, с каких это пор я мамочка?
    -Ну,… я у нас папочка нашего клуба свиданий, ты мамочка, а Харухи наша дочурка. Разве ты забыл?
    -Очередная ваша глупая игра. Тем более вам роль мамочки больше подходит. – Ты стоишь недалеко от меня, что-то записывая в свой блокнот.
    -Кёя… — Проговариваю таким сладким голосочком, улыбаясь как можно спокойнее. — Ну не может быть Король мамочкой. Пойми ты это.
    -Кардиналам тоже не пристало быть мамочками. – Нагло парадируешь меня, зная, как это всегда меня злит. И поэтому я, молча, поворачиваюсь к тебе спиной, всем видом показывая, что обижен на тебя. 
    -Тамаки-кун… — Легкие шаги. Ты подходишь сзади и обнимаешь, нежно целуя в висок. — Хорошо, вы будете папочкой, а я мамочкой, уговорили. – Через секунду я уже радостно обнимаю тебя, прижимаясь. – Мне нужно ненадолго отойти….
    -Мамочка через сколько вернется? – Улыбаюсь и нежно целую тебя.

    Ты отвечаешь, что постараешься как можно быстрее покончить со всеми делами. И мне приходится отпустить тебя из объятий. Я знаю, что ты, уходя, никогда не оглядываешься, и ты не увидишь моих печальных глаз. Пускай ненадолго, но мне не хочется отпускать тебя. Чтобы хоть как-то отвлечься я сажусь за пианино. Пальцы взмывают над клавишами и через секунду опускаются, превращая звуки в прекрасную нежную мелодию, нитью через которую проходит печаль. 
    В такой обстановке проходит полчаса или более. За музыкой я никогда не замечаю время. Уже из-под пальцев струи другая мелодия, но тоже печальная. Тоска. Полностью ухожу в музыку, прикрыв глаза и наслаждаясь спокойными звуками. Ты тихо подходишь и обнимаешь меня, заставляя вздрогнуть и оборвать мелодию. 

    -Уже вернулся? – Не вопрос, скорее утверждение. – Быстро. — Ты усмехаешься у самого уха. 
    -Я же обещал, Ваше Величество. – Чувствую, как ты целуешь меня в макушку, зарываясь лицом в мои светлые волосы. – Сыграете для меня?
    -Конечно, сыграю.… И Кёя, когда мы наедине ты мог бы прекратить так официально ко мне обращаться? – Улыбка сама появляется на лице. Вновь начинаю играть, наполняя комнату особой атмосферой. Мелодия струится, разливаясь по залу. Ты молчишь и я чувствую как ты улыбаешься. Редкое явление. Даже мне ты так редко даришь улыбку. Пальцы быстрее летают по клавишам, отчего звучание мелодии меняется и она становится чуть более живой и веселой. Ты еще сильней прижимаешься ко мне.
    -Кёя…. — Задумчиво произношу, не останавливаясь и продолжая играть красивую мелодию, ласкающую слух.
    -Что? – Чувствую, как все твое тело напряглось. 
    -Поцелуй меня… в губы. – Улыбаюсь, приоткрывая глаза и вновь меняя мелодию, играя более размеренную и спокойную, струящуюся, словно шелк через пальцы. Едва заметно ты ухмыляешься, отпуская из плотных объятий и немного разворачивая мою голову, едва касаясь кончиками пальцев щеки. Нежно припадаешь своими губами к моим губам, позволяя ощутить всю теплоту твоих, кажущихся такими родными. 
    — У тебя такие мягкие губы… — вновь прикрываю глаза. Хочется остановиться, прекратить играть и обнять тебя, но в тоже время хочется подарить эту музыку тебе. – Прямо как у девушки. – Дразню тебя и тихо смеюсь. – Такие же нежные и сладкие.
    — Тебе нравится, что хоть в чём-то я схож с девушкой? – Ты смотришь на меня сквозь стекла своих стильных очков. Холодный блеск отражается на стеклах. Холодный взгляд темных глаз. 
    — Ты мне просто нравишься и не из-за того, что ты хоть в чём-то схож с девушкой. – Дарю тебе искреннюю улыбку, полностью погружаясь в музыку и ловя каждый звук. Наклоняюсь немного вперед, начиная играть новую мелодию, более быструю и немного агрессивную. Играя ее, вкладываю в каждую ноту свою страсть, желая показать ее тебе, то, как я жажду тебя. Пальцы быстро двигаются, нажимая на нужные клавиши, но чуть отвлекшись, промахиваюсь и попадаю не по той. – Ой…. — Останавливаюсь и открываю глаза. Смотрю на пианино и на руки, замершие над клавишами, и обреченно вздыхаю. – Я ошибся... — Один неточный звук и темп сбит, нить вкладываемых чувств, такая тонкая и готовая разорваться в любой момент, порвалась. Разочарование.
    — Ошибки каждый делает... – Произносишь ты, стараясь успокоить меня. Горько усмехаюсь.
    — Но я столько тренировался... я не должен был допустить этой ошибки. Позор. – Поднимаюсь со своего места и закрываю крышку пианино. — Короли не должны допускать таких ошибок, Кёя. Ты же понимаешь это? – Осторожно беру твои руки в свои руки и легко целую тебя в губы, ощущая их тепло и мягкость. И этот поцелуй немного гасит разбушевавшиеся эмоции от ошибки. Короли не делают ошибок.
    — Хочешь быть совершенным? Даже в истории не встречалось идеальных, полностью совершенных королей. У каждого из них был свой недостаток, разница лишь в том, насколько он был велик по сравнению с их положительными сторонами. – Ты ободряюще улыбаешься, притягивая к себе и обнимая за талию. Тихий шепот на ушко. — Ты не позор, ты моя гордость... истинный Король. – И сейчас ты уже целуешь меня. С нежностью во взгляде смотрю на тебя.
    — Я хочу быть идеальным королем. Не смотря ни на что. – Смеюсь, прижимаясь к тебе. — Немного глупо, да? — Утыкаюсь носом тебе в плечо и тихо вздыхаю, чтобы ты не услышал. — Мой Серый Кардинал... моя опора в моем правлении. — Еще крепче обнимаю тебя, не желая разрывать объятие, словно желая согреться.
    — Желание приблизиться к идеалу не может быть глупым... я так думаю… — Ты задумчиво смотришь на меня, гладя по спине и сжимая в объятиях. — ... И... если я могу помочь тебе приблизиться к идеалу, то готов пойти за тобой...
    — спасибо Кёя... ты мой ангел-хранитель. – Улыбаюсь и осторожно целую твою тонкую красивую шею, словно боясь, что ты сейчас оттолкнешь, остановишь и не позволишь. — Только благодаря тебе у меня есть силы после падений вновь вставать и идти дальше... — Тихо шепчу и провожу языком по твоей шее. И ты улыбаешься, хотя и выглядишь задумчивым. 
    — Такая опора в жизни нужна каждому. У меня есть ты, а значит, есть как опора, так и смысл жизни, так и то, что я могу оберегать... — Ты приподнимаешь мою голову за подбородок, медленно, немного растягивая момент, целуя, путаясь пальцами в мягких волосах, которые струились как песок сквозь твои тонкие и длинные аристократичные пальцы. 
    — Твои слова... это так приятно слышать. — Скольжу рукой по твоей талии, очерчивая контур твоего тела. – Они как бальзам на израненную душу. – Обнимаю тебя за шею и запускаю пальцы в черные, как ночь безлунная, твои волосы. Перебираю прядки, слегка дергая за них. – Именно за это я люблю тебя, Кёя. 
    — Я тоже люблю тебя, Тамаки. Мой Король. – Ты еще крепче обнимаешь меня, и я чувствую, что ты не хочешь меня выпускать из объятий. Всматриваюсь в твое лицо, в каждую черточку. Легкая улыбка и тихий шепот на ухо. 
    — Ах, Кёя... ты так сильно обнимаешь меня,… так сильно, что мне тяжело дышать. — Продолжаю нежно перебирать твои волосы, но уже не дергаю, а лишь слегка взъерошивая их. — Кёя... милый... может, перейдем куда-нибудь? Не ровен час кто-нибудь зайдет и увидит нас... а это будет не хорошо. Тебе ли этого не понимать? – Твои пальцы касаются моей щеки.
    — Ты прав, сюда могут зайти и могут нам помешать. Раньше недалеко отсюда была одна комната, туда вроде редко кто заходит. Можно побыть и там, у меня есть ключ от неё. – Ты нехотя выпускаешь меня из объятий, но тут же сжимаешь мою ладонь в своей руке. – Идём.
    — Пойдём. — Аккуратно переплетаю наши пальцы, желая хотя бы так сейчас чувствовать близость с тобой. Одаряю тебя одной из своих фирменных улыбок. – Все-таки в этом зале клуб свиданий устраивает приемы дамам. Не хорошо здесь и дальше оставаться. — Тихо смеюсь, слегка взъерошивая свои волосы. Немного играючи ты быстро целуешь в губы и ведешь из комнаты, крепко держа за руку. Даже при большом желании я бы не смог вырвать руку из хватки. Ты ведёшь по тусклым коридорам, подводишь к самой обычной двери и ключом отпираешь. И легким жестом пажа приглашаешь меня войти первым.
    — Прошу... Мой Король...
    — Благодарю. — Учтиво отвечаю и сам улыбаюсь этой игре. Захожу в комнату и осматриваю ее. Она небольшая, окна занавешены, и свет практически не проникает в помещение. Немного спертый воздух ударяет в нос. От этого сразу становится понятно, что в этой комнате давно не было посетителей.— Романтичная обстановка, — Смеюсь и прохожу к одному из столов. Провожу пальцами по его поверхности. — Правда, Кёя?
    — Уж лучше так, чем постоянно пугаться и нервничать из-за любого случайного шума. – Ты закрываешь за собой дверь и идёшь к окнам, чтобы раздвинуть шторы, дабы свет стал проникать внутрь. – Мы ведь не можем раскрыть наши отношения… — После лёгкого движения рук в глаза резко ударяет солнечный свет, от чего ты немного щуришься. Бросаешь взгляд на меня, наблюдаешь за тем, что я делаю, не особо обращая внимания на то, что можно увидеть внизу, глядя из окна.
    — Лучше… — Осторожно сажусь на стол, надеясь, что не особо сильно испачкаю светлую школьную форму. Нежно улыбаюсь тебе, смотря за каждым твоим утонченном движением. Одного легкого движения тебе хватает, чтобы впустить в помещение яркий солнечный свет, одним легким движением ты расслабляешь галстук на своей шее. Твои пальцы… их каждое движение приковывает взгляд. — А ведь все думают, что я с этой простолюдинкой Харухи встречаюсь. – Ты отворачиваешься от окон, тебе явно не интересно созерцать то, что творится за стеклом, и легкой поступью идешь по направлению ко мне.
    – Просто это так выглядит со стороны, ведь вы смотритесь вполне неплохой парой, да как мне и раньше казалось, ты давал ощутимые поводы для того, чтобы так считали... разве не так? – Ты подходишь ко мне и немного не свойственно нагло разглядываешь. Улыбнувшись, ты притягиваю меня к себе, припав глубоким поцелуем к губам, действуя немного властно. 
    — Ну я же не хочу, чтобы кто-то догадался о нас. Нам же это не надо, правда? – С улыбкой наклоняю голову в бок. — Серый Кардинал ведь не хочет, чтобы его Король был сброшен с трона? — Обвиваю руками твою шею и отвечаю на поцелуй, словно позволяя тебе быть в этом главным. Прижимаюсь к тебе, взглядом прося большего, чем этот сладкий властный поцелуй.
    — Главное чтобы простая игра не затянулась в такую вещь под названием вечность... хотя ничто не вечно в этом мире. – Ты смотришь на меня, явно думая над всем сказанным, а потом твои губы тронула улыбка. — Даже в шахматах остальные фигуры действуют ради защиты короля. В этом и суть игры, поэтому я не буду делать ничего такого, из-за чего моему Королю может быть поставлен шах и мат. — Вглядываешься в мои просящие глаза. Целуешь меня, сначала в губы, потом, спускаясь ниже, и с осторожностью целуешь шею. Ты действуешь осторожно, словно боишься сделать что-то лишнее, что-то, что может сломать меня, как будто держишь в своих руках что-то поистине хрупкое и ранимое. 
    — Как это благородно с твоей стороны, Кёя... Я так благодарен тебе. — Прикрываю глаза и слегка выгибаюсь, подставляя шею твоим поцелуям. Вновь зарываюсь пальцами в твои мягкие шелковистые волосы. Такие черные и красивые, так подходящие к цвету твоих глаз. Не нужно смотреть, я отлично помню цвет твоих прекрасных глаз, темный, глубокий… смотря в них, можно утонуть. Немного странная мысль заставляет улыбнуться. Да, в них можно утонуть. В их темной глубине скрыто буря эмоций, готовая захлестнуть с головой, которые ты так легко прячешь за очками. — Кёя…. Сними очки,… пожалуйста… — Тихо прошу, слегка приоткрывая глаза. Ты на секунду останавливаешься от моего голоса, который ты называешь бархатным. Переводишь взгляд на меня, слегка улыбаясь мне. 
    — Как хочешь… Мой Король. 

    Ты снимаешь очки и кладешь подальше, чтобы не помешали. Наверное, сейчас у тебя перед глазами всё становится немного расплывчатым, как будто смотрел в воду. И вновь ты возвращаешься ко мне, уже более уверено целуя, слегка прикусывая нежную кожу. Тихо стону от этого. Ты прикрываешь глаза, и твоя рука тянется к моему пиджаку, и аккуратно сбрасываешь его с моих плеч. Одежда немного шуршит, но этот звук никак не отдаётся в сознании. Тянешься к моему галстуку, распутывая этот сложный узел. Тело так соскучилась по столь приятным и знакомым рукам, по прикосновениям и поцелуям. Легкая дрожь пробивает все тело. Так хочется прижаться к твоему горячему телу. Я знаю, оно горячее. За твоей внешней неприступностью скрывается столько страсти. Как всегда, твой пиджак застегнут на все пуговицы. Всегда аккуратный. Расстегиваю одну за другой пуговицы на пиджаке, потом на рубашке. Смотрю на тебя, на твои черты лица. Даже в такие моменты ты как всегда серьезен. Наконец-то ты разделываешься с этим галстуком, и откидываю его к пиджаку. Расстёгиваешь пару пуговиц на моей рубашке, открывая кожу и целуя каждый её сантиметр. Ты говорил, что у меня кожа мягкая, словно бархат или атлас. Немного сильнее наваливаешься на меня, заставляя лечь спиной на стол. Одним движением ты скидываешь с себя пиджак, и вновь нависаешь надо мной, наблюдая за моей реакцией. Только ты видишь меня таким, только тебе позволено это. Расстёгивая мою рубашку до конца, спуская её с моих плеч, но, не снимая до конца, пока что. Ты припадаешь поцелуями к моей груди и ключицам, проводя языком по коже, и слегка прикусывая сосок, прикрыв глаза. С губ срывается твое имя… Кёя… 
    Крепко обнимаю тебя, прикусывая губу. Это похоже на голод, животный голод. Тело отвечает на ласки, выгибаясь. От твоих действий, прикосновений становится невыносимо жарко. Зажимаю рукой рот, стараясь не застонать в голос, когда ты прикусываешь сосок. Это так приятно, что сдержаться очень тяжело. Но шуметь нельзя, ведь тогда нас могут обнаружить. Слышу, как мое сердце бьется быстрее, так бешено оно ведет себя только тогда, когда ты рядом. Но тебе не нравится, что я закрываю рот, и ты убираешь мою руку. С долей наигранной серьёзности смотришь на меня.

    — Я же закрыл дверь. Не надо сдерживать стоны, ты же думаю, не хочешь мне испортить удовольствие тебя послушать? — Целуешь, проводя языком по моей губе, а потом отрываешься от меня. Смотрю на тебя жалобным взглядом и ты, как будто случайно, слегка царапаешь мой сосок ногтём, вновь покрывая поцелуями, грудь и ключицы и спускаясь ниже, целуешь каждый миллиметр моего плоского животы. Теперь оставалось заняться только ремнём.
    — Кёя… но нас ведь могут услышать… — Изображаю саму невинность, зная что ты в это не поверишь. На лице появляется глупая улыбка, которую никак не удается подавить. Как же я скучал по твоей властности, мой Серый Кардинал. Только в такие моменты я готов уступать тебе и ты этим нагло пользуешься, зная это. Слегка приподнимаюсь на локтях и смотрю на тебя, на то, как ты действуешь, играя с моим телом. Протянуть руку и притронуться к твоему лицу… так легко. Осторожно касаюсь кончиками пальцев твоей щеки.
    — Неважно... как ты боишься открыться перед всеми, Тамаки... Королю должно быть в этом плане тяжело... — Проводишь языком по моему животу и в следующее мгновение ухмыляешься. Быстро разбираешься с моим ремнём и снимаешь с себя уже до этого расстегнутую рубашку. Припадаю ещё одним поцелуем к твоим мягким, таким соблазнительным и манящим губам. Но ты оттягиваешь момент, тебе хочется наиграться ещё больше со мной. Проводишь языком по шее и довольно больно кусаешь, может и не до крови, конечно, но ощутимо. Потом ты вновь проводишь по тому же немного припухшему месту языком. Тебе хочется оставить больше меток, показать, что Король принадлежит только тебе и никому больше. Но желание нарастает как твое, так и мое. – Прости, если будет больно, Тамаки. — Стягиваешь с меня штаны вместе с ремнём, расстёгиваешь свой. Ты проводишь ладонью по паху и вводишь один палец, давая привыкнуть к новым ощущениям.
    — Ахх… нас просто не поймут, и тогда клуб свиданий потеряет посетителей. Поэтому мы и должны скрываться… Ты же это лучше меня знаешь… — Отвечаю на твой поцелуй, вновь ложась на стол и притягивая тебя к себе за шею. Еще секунду позволь насладиться мне твоими губами. Но ты уже спускаешься ниже и больно кусаешь за шею, отчего я тихо вскрикиваю и зажмуриваю глаза. — Кёя,… мне теперь придется с шарфом на шее ходить, чтобы скрыть его! — Я понимаю твое желание показать, что я принадлежу тебе, но это ведь так опрометчиво. — Это может скомпрометировать меня… — Сжимаю руки в кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Тело успело отвыкнуть от этого и поэтому даже такое проникновение отзывается болью. Но даже боль не загашает желание. Прикусываю свою губу, выгибаясь и тихо всхлипывая. 
    — Я тебя прекрасно понимаю... Но... и ты милым таким будешь с шарфом, так что походишь в нём. Тёмные шарфы, думаю, особенно будут тебе к лицу. — Проталкиваешь палец чуть глубже, добавляя ещё один. Ласкаешь меня изнутри, улыбаясь. — Извини,… я же говорил, что не буду делать то, что будет идти вразрез с твоими планами и твоим положением... — Раздвигаешь медленно тугие мышцы, аккуратно, бережно, пытаясь причинить как можно меньше боли. Но мой стон как мелодия для тебя, которую я играл на пианино, она ослабляет разум и позволяет дать верх чувствам, желаниям, страстям. Пальцы замирают, давая время привыкнуть. В то же время ты целуешь меня, дабы отвлечь от боли, которую я чувствую. — Не знаю, слабая или сильная боль от этого, но целовать в который раз тебя, наверное, самым большим из подарков, которые вообще преподнесла мне судьба.
    — Ааа! — Стону еще громче, забывая про приличие и про то, что ненароком кто-нибудь может услышать. В такой момент все это становится не важным и таким мелким, незначительным.— Будто это не идет вразрез и с твоим положением,… если о нас узнают, это навредит и тебе,… а я этого не хочу. — Чувствую, как по щекам текут непроизвольно слезы. Стараюсь успокоиться, но это так сложно, когда твои пальцы проникают еще глубже.— К-Кёя… — Случайно кусаю твою губу.— П-прости… Я не хотел… — Стираю рукой слезы и обнимаю тебя за шею, притягивая тебя к себе, чтобы поцеловать вновь. Так хочется сейчас чувствовать тепло твоих губ. Они хоть как-то отвлекают от несильной боли. На несколько секунд ты прикрываешь глаза, а потом вновь распахиваешь их.
    — О своём положение я тоже знаю... просто у меня почему-то получается в первую очередь думать о тебе, а уже потом о себе. — Хоть я и стёр слезы, но мокрые дорожки от них остались. И ты так ласково целуешь эти места. В порыве чувств ты всё-таки несильно делаешь больно, но боль — это глас инстинкта и с этим не поспоришь. И ты вынимаешь из меня пальцы и начинаешь разбираться со своими брюками. Стянув их с себя вновь навис надо мной. Ты придерживаешь свою плоть и ударяешь головкой о кольцо всё ещё тугих мышц, бросаешь быстрый взгляд на меня. – Прости, если будет сильно больно…
    — Ничего… я потерплю… — Тихо всхлипываю и стараюсь говорить спокойно, чтобы голос не дрожал. Королям не пристало бояться боли, но все же… Медленно входишь в меня, стараясь как можно меньше причинить боли. Медленно, на всю длину и замер, давая мне привыкнуть к сначала не столь приятным ощущениям. Хотя ты меня и растягивал.… В следующее мгновение лицо искажает боль. Так редко… так редко мы можем побыть вместе, что тело стало отвыкать от этого. Вцепляюсь пальцами в край стола и закусываю до крови губу. Капелька крови скатывается из укуса. Тело рефлекторно зажимается, не позволяя тебе проникать дальше. – Прости,… я не могу… — Извиняюсь, стараясь хоть немного расслабиться. — Не могу расслабиться,… прости… — Зажмуриваю глаза и отворачиваю голову.
    — Тамаки… — Ты не поднимаешь на меня глаз. Но когда это делаешь, то видишь моё болезненное лицо. Всё же, как ни крути, мою боль тебе видеть неприятно... И двигаться не получается, из-за того, что я весь сжался, словно ёжик, который решил обороняться и свернулся в клубок, выпустив все свои колючки. В твоих глазах читается, что ты все понимаешь, что это естественная реакция тела, а оно иногда идёт вразрез с желанием. — ...Мне остановиться? – Ты гладишь по талии, не грустно, но и в той же мере серьёзно смотря на меня. Отрицательно качаю головой и, собравшись с силами, тихо шепчу.
    — Нет,… не останавливайся… не надо. — Провожу рукой по глазам, стирая вновь навернувшиеся слезы. Постепенно боль притупляется, и тело немного расслабляется. — Все в порядке, Кёя… — Слабо улыбаюсь и протягиваю руку к твоему лицу. Осторожно касаюсь пальцами твоих мягких, нежных губ, провожу по щеке. Ерзаю на столе, позволяя медленно твоей плоти проникать внутрь. Открываю глаза и смотрю на тебя, на твое серьезное лицо. Ты наклоняюсь ко мне, слизывая языком ту нить крови, тянущуюся от моих искусанных губ. Шепчешь, явно пытаясь не выдать своего волнения.
    — Представь, что ты слышишь музыку... свою любимую... попробуй представить, может, поможет немного… — Улыбаешься, глядя в мои глаза, и погружаешься в меня чуть глубже, но всё ещё недостаточно. Ты двигаешься, и я тихо стону. Твой шепот так успокаивает, такой мягкий и обволакивающий сознание голос,… а улыбка согревает. Киваю твоим словам, прикрывая глаза и представляя музыку. И почему то в такой момент вспоминается «Дьявольская трель». Красивое произведение, написанное для скрипки. Музыка падших ангелов, создавших сей шедевр. И перед глазами возникаю различные образы. Мы ведь с тобой тоже падшие, мой Серый Кардинал. На лице появляется глупая улыбка, вызванная столь странными мыслями и я не осознавая этого, озвучиваю их вслух.
    — Мой Серый Кардинал… мы ведь падшие… — Постепенно ты начинаешь двигаться, глубже погружаюсь в меня, гладя по бедру ладонью. Жар твоего тела передается моему.
    — ...Вероятно... возможно мы и падшие... — Ты улыбаешься, но у тебя получается это как-то грустно, глаза передавали ту же эмоцию. — ...Но по мне лучше быть падшим и иметь главное, чем быть святым и не иметь ничего... — Сладко стону от твоих движений, уже не ощущая боли. Только наслаждение. Тело горит от страсти, от любви к тебе, от того, как ты прикасаешься к нему. Твои слова выдергивают из грез. Приоткрываю глаза и тепло смотрю на тебя, но вижу в твоем взгляде грусть. 
    — Кёя… аах… — Слегка выгибаюсь, обхватывая ногами тебя за талию. – Но ты ведь останешься со своим падшим Королем? Ты ведь не оставишь меня? — Заглядываю в твои темные глаза, стараясь прочесть в них ответ на свой вопрос. Ты входишь в меня на всю длину, задевая головкой по чувствительной точке, начинаю наращивать темп. Кольцо мышц туговато обхватывает плоть, от чего жар ударяет по мозгам, и ты глухо постанываешь от такого удовольствия.
    — Ты хочешь знать, оставлю я тебя или нет? — Ухмыляясь, немного резковато входишь в меня максимально глубоко. От твоего резкого движения вскрикиваю, но тут же зажимаю себе рот рукой. Нет-нет, кричать нельзя. Нам же не нужны проблемы. Стараюсь не стонать громко, но из этого практически ничего не выходит. — Я же обещал, а слова обратно... аах... не беру... – Твоя рука скользит к паху, и ты обхватываешь мою разгорячённую плоть, ласкаешь, пытаясь подстроить этот темп под общий. 
    — Ааах! Кёя!! Как это… — С трудом проговариваю сквозь стоны. — Как это… благородно с твоей стороны… я польщен… — Улыбаюсь, несильно извиваясь на столе от удовольствия смешанного со страстью. Этот коктейль сжигает изнутри, выжигая свои узоры на теле. — Кёя… аах… прошу, давай поменяем позу… 

    Ты сажаешь меня на столе, прижимая к себе и меняя угол проникновения. Выгибаюсь, застонав в голос уже забывая про свое положение, забывая о том, что нас услышать могут. Слишком хорошо, чтобы сдерживаться. Да и тебе мои стоны нравятся. Ты стаскиваешь меня со стола и выходишь из моего тела, срывая разочарованный стон. Но не надолго. Ты заставляешь меня развернуться спиной, припадаешь теплыми губами к спине, к позвоночнику. Тихий шепот у самого уха «обопрись, Мой Король» и вновь проникновение. Спина сама выгибается дугой, и ты нарочно проводишь ногтями по талии, оставляя на моем теле новые красные метки. 

    — Аах! Кёя! Подари мне крылья! Я так устал быть павшим ангелом! 

    Чувствую, как ты замираешь на мгновение. Ухмыляешься, двигаясь яростнее и задевая чувствительную точку. Твои длинные пальцы, пальцы, которые я так люблю, обхватывают вновь мою плоть, сжимают и слегка царапают ногтями. Стон, похожий на всхлип, что-то не похожее на Короля. Но ты молчишь, не отвечая впервые на мою просьбу, вопрос. Ты просто даришь мне свой жар, делишься своей страстью, своей любовью. С виска медленно сбегает капелька пота, а твоя рука все так же играет с моим телом с моим желанием. Мой Серый Кардинал, мой Ферзь… только в твоих руках я раскрываюсь, только в твоих объятиях я обретаю желаемое. Ты надавливаешь пальцами на головку моей плоти и, тело, так давно желавшее твоих прикосновений, отвыкшее уже от них, не выдерживает. Твои тонкие пальцы заливает белесая сперма, заставляя меня покраснеть от этого. И ты подносишь их к своим губам, медленно облизывая каждый палец, слизывая с них мою сперму. Мгновение – и ты уже изливаешься в меня горячей спермой. Выскальзываешь из моего тела, разворачиваешь меня к себе лицом и опускаешься передо мной на колено.

    — Для этого я и существую, Мой Король. – Ты берешь мою руку и легко касаешься пальцев губами. – Я буду выполнять любую твою прихоть, любой твой каприз… Мой ангел,… если ты пожелаешь, я помогу тебе вновь воспарить в ярком чистом небе.
    Категория: Мои файлы | Добавил: Akiro
    Просмотров: 739 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: